У нас подход не поменялся со времен СССР. Как были колхозы, разнарядка – так и сейчас


На фоне нулевого роста ВРП в Татарстане в 2015 году сельское хозяйство с 4,7% неожиданно оказалось самой быстрорастущей отраслью
На коллегии минсельхозпрода РТ Рустам Минниханов поставил перед АПК задачу расти по 5 - 10% в год. Реально ли это? Кому должно помогать государство: крупным агрохолдингам или ЛПХ? И в чем главный тормоз развития? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают Айрат Хайруллин, Камияр Байтемиров, Мурат Сиразин и другие эксперты.
«ЛЮДИ ПРОСТО ОБЛЕНИЛИСЬ»
Айрат Хайруллин — депутат Госдумы РФ:
— Вообще, у всех было неплохое настроение в этом году на коллегии минсельхоза РТ. Мероприятие не было похоже на предыдущие годы. На самом деле, год назад казалось, что все пропало, а хорошая конъюнктура, хорошие цены на молоко, на мясо, на зерно, они как-то выправили ситуацию.
Сейчас еще рановато строить какие-то прогнозы. Строить планы можно будет примерно через 40-45 дней, потому что озимые выйдут из-под снега. Затем второй момент, смогут ли наши сельхозпроизводители получить кредиты в банках, чтобы закупить удобрение и запчасти? Было очень важно то, что президент Татарстана поднял ведущие банки, которые работают в республике: и «Сбербанк», и «АК БАРС», и «Россельхозбанк». И обратился к ним с призывом, чтобы в этом году банки не выдвигали избыточных требований и нашим сельхозпроизводителям. Я считаю, что это очень серьезная поддержка и подспорье со стороны главы республики.
Мурат Сиразин — фермер, советник министра сельского хозяйства РТ:
— Многие фермеры сегодня работают на 10% роста в год. А если в каждый дом дать по корове, то мы не на 10-15%, а в разы увеличим производство, потому что в каждом доме с 70-х годов остались эти сараи, где раньше держали коров, лошадей, свиней. Люди просто обленились. Поэтому сейчас нужно изменить политику президента и делать ставку не на крупняков, а на маленькие семейные хозяйства. Сейчас, слава богу, у нас нет бандитов, но есть другие бандиты — в погонах. Зачем обычному человеку связываться со всем этим? Лучше он будет лежать на диване, смотреть «Смехопанораму» и все продукты покупать в магазине. Думаю, что министр сельского хозяйства и президент это поняли, так что поезд в нашей республике тронулся.
Андрей Даниленко — председатель правления «Союзмолоко»:
— Для того, чтобы сделать АПК локомотивом развития экономики, необходимо решить системные проблемы развития отрасли — логистика, селекция и генетика, земельный вопрос, высокие темпы роста стоимости ресурсов (процентные ставки по инвесткредитам, ГСМ, удобрения, электричество, стоимость подключения к коммуникациям). Проблемы в логистике не позволяют производить конкурентоспособные овощи и фрукты в РФ. Проблемы в селекции привязали нас к поставкам импортных семян, прежде всего, в кормовых культурах. Аналогичная ситуация в птицеводстве с поставками яйца для бройлеров. Это позволяет нашим зарубежным партнерам одним решением о закрытии экспорта в Россию, фактически нивелировать наши успехи в ряде подотраслей растениеводства, в птицеводстве.
Высокие процентные ставки делают неконкурентоспособным практически любое современное сельхозпроизводство в РФ. С учетом непрогнозируемости форм и объемов государственной поддержки, регулярно меняющихся правил игры, отрасль становится малопривлекательной для инвесторов. Говорить о замещении за год импортных поставок невозможно, можно только говорить о перераспределении импортных потоков (на страны Латинской Америки, Новую Зеландию, Сербию и т.д.). Именно поэтому для решения задачи форсированного импортозамещения необходимо кардинально пересмотреть политику государства в отношение агропромышленного комплекса. Необходимо определить приоритеты. Принцип «размазать поддержку тонким слоем» без учета государственных приоритетов не работает на результат. Сейчас основные приоритеты с учетом импортозамещения — молоко, мясо (прежде всего, говядина), овощи, фрукты, селекция, генетика, логистика. Поддержка социальной сферы должна быть выделена в отдельный блок. Необходимо также сбалансировать бюджет с учетом приоритетов, ввести защищенные статьи бюджета, финансирование по которым определить минимум до 2020 года и гарантировать их финансирование.
Николай Титов — первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия РТ:
— Действительно, задача — рост 5% по животноводству и 10% по растениеводству. Лидером сельское хозяйство было всегда. Особенно в области обеспечения продовольственной безопасности. А по товарной продукции есть серьезная надежда, серьезный задел. Поэтому то, что запланировали, реально, и для этого есть все предпосылки. Что касается поддержки, то наша задача помогать всем сельхозпроизводителям, разным формам хозяйства одинаково. Бюджетные росписи этому помогают, и мы их не нарушаем.
«СЕЙЧАС У НАС И НАВОЗ ЛИЦЕНЗИРОВАТЬ НАДО — ХИМИЧЕСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО!»
Камияр Байтемиров — председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ:
— Если государство сделает несколько шагов навстречу сельскому хозяйству, то оно вполне может стать локомотивом экономики Татарстана. Во-первых, необходимо договориться между собой производителям сельскохозяйственной продукции, переработчикам и торговле по вопросам ценообразования и доступности захода в торговые сети. Это существенно улучшит качественно и количественно внутреннее потребление. Средства от продукции не будут уходить за пределы Татарстана, а будут оставаться здесь. Это одно из важнейших направлений, при котором будет рост отрасли.
Второй момент. Рост производства за прошлый год у фермерских хозяйств составил 10,7%, но эти данные надо не просто давать, а выяснять истинные причины — почему из года в год КФХ наращивают свои мощности, а крупные агрохолдинги при всей господдержке, которая к ним направляется, имеют низкую динамику развития. Давайте тогда финансировать по эффективности и по валовому производству. Для минсельхоза разницы нет в распределении денег — что фермерское хозяйство, что крупный агрохолдинг. Поэтому государство должно соблюдать баланс и не быть монополистом в распределении этих средств.
Кроме того, надо решать проблему «серпа и молота». Раз в десятилетку закупались трактора, оборудование из других стран. Сейчас взаимоотношения с зарубежьем прекратились, а трактора и оборудование имеют свойства устаревать и выходить из строя. Надо на какие-то предприятия давать заказы, чтобы они производили запчасти к сельхозтехнике.
Третье — из имеющихся ресурсов, которые будут направлены на развитие АПК, нужно более адресно распределять их именно в те сферы сельского хозяйства, которые в этом больше всего нуждаются — растениеводство, животноводство. А не так, что купили и забыли.
Вячеслав Телегин — председатель совета Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР):
— Сельское хозяйство не только может, но и должно стать лидером, потому что нас еще в советское время учили: рубль, вложенный в сельское хозяйство, до 15 рублей привлекает в ряд других отраслей: строительство, энергосети, дороги, то есть вся инфраструктура вокруг объектов сельского хозяйства начинает развиваться и дышать жизнью. Не надо забывать, что у нас 98% земель сельскохозяйственные — это поля, леса, озера.
Но, к сожалению, очень много проблем. В первую очередь я бы выделил земельные отношения, так как это фундамент любого аграрного бизнеса. Не решив земельные проблемы, мы как бы строим свои дома и фермы на песке, как в Библии написано, потому что на арендованной земле, которую у тебя завтра могут отнять, никто в даль не будет смотреть и плодородие не будет сохранять. Поэтому это ключевой вопрос. На первый план сейчас выходят административные барьеры, которые несут еще дополнительную финансовую нагрузку в сложных экономических условиях. Это и установка тахографов, и сертификаты. С этого года у нас и навоз лицензировать надо, навоз у нас, оказывается, относится к химическому производству. Столько нагородили этих барьеров, что многие фермеры уходят из предпринимателей в ЛПХ.
Василий Мельниченко — уральский фермер, директор сельхозпредприятия «Галкинское», автор фразы «в России уровень бреда превысил уровень жизни»:
— В России развитие сельского хозяйства тормозит все. Я думаю, что самый главный тормоз — это постоянные улучшения жизни народа по телевизору. Мы устали от постоянных улучшений нашей жизни. Тормоз первый — отсутствие аграрно-промышленной политики, огромная безработица. Политика правительства направлена на ликвидацию любого вида производственной деятельности в России. Я так скажу: подрывная деятельность нашей элиты. Хотя Владимир Владимирович не считает за элиту всяких Вексельбергов, олигархов и тому подобное, он считает, что только крестьяне, рабочие и трудовая интеллигенция могут быть элитой. Тем не менее, они себя назвали элитой. Так вот их подрывная деятельность против народа РФ направлена на обезлюдивание территорий, на очищение наших земель от народа, потому что это их бизнес — сдача территорий в концессию и в аренду.
«ТАКИХ ТЕПЛИЧНЫХ УСЛОВИЙ КАК У НАС, НАВЕРНОЕ, НЕТ НИГДЕ»
Рафис Сафиуллов — глава Тетюшского муниципального района:
— Сельское хозяйство является не только частью экономики, это еще и наш жизненный уклад, ведь все мы знаем, какое количество населения проживает сегодня в сельской местности, это, во-первых. Во-вторых, конечно, возможности для развития есть, хотя это будет зависеть и от погодных условий. У нас есть новые технологии для развития отрасли и Марат Готович подчеркивал этот факт. Мы это прекрасно понимаем, и будем работать в этом направлении.
За последние пять лет в республике сделано очень многое. Те программы, которые работают в Татарстане, та поддержка руководства региона, безусловно, ощутима. Если бы не критичные климатические условия, которые случаются порой, мы бы при таких вложениях могли собрать и 6 млн. тонн хлеба. Тем не менее, мы перестраиваемся, адаптируемся и в засушливые годы уже переходим на другие культуры, высокомаржинальные. Это делается для того, чтобы была стабильность в сельском хозяйстве, в экономике отрасли и, конечно, росли производственные показатели.
Оказываемая помощь очень большая, дифференцированная. У нас есть грантовые поддержки, и те, кто хочет работать, малые хозяйства это ощущают. Если у человека есть желание, у него все получается. Что касается крупных товаропроизводителей, холдингов, поддержка в виде минеральных удобрений, ГСМ, которые дешевле на 20-25% — это все хорошая поддержка. Так что о каком-то сдерживающем моменте не идет и речь. Со стороны руководства республики оказывается огромная поддержка. Таких тепличных условий как у нас, наверное, нет нигде. И если все познается в сравнении, то стоит выехать в другие регионы и сравнить то, что происходит там. Я думаю, картина станет ясной.
Александр Шадриков — глава Дрожжановского района:
— Озвученная Рустамом Нургалиевичем цифра действительно достигаема. Тем более, сегодня мы говорим о высокомаржинальных культурах — кукуруза, подсолнечник, масленичные культуры. И если говорить о масленичных культурах, то это биржевой товар. То есть повышается доллар, повышается выручка, если, конечно, будем подороже продавать. Так что, я считаю, эта задача выполнима, мы приняли ее к исполнению и внедряем свою стратегию в рамках «Стратегии-2030» в развитие сельского хозяйства.
Что касается помощи со стороны государства, то здесь помощь оказывается как агрохолдингам, так и фермерским хозяйствам. Руководство республики не делает каких-то разграничений в этом вопросе. Везде работают люди, наши татарстанцы, в случае с нами жители Дрожжановского района, и всем нужна помощь, работа. И я не вижу для этого каких-то сдерживающих факторов, все условия созданы, надо просто работать. Хотя, конечно, важны и погодные условия.
Альфред Нигматзянов — заместитель руководителя исполкома Нижнекамского муниципального района:
— Реально ли добиться роста сельского хозяйства до 10 процентов? Я считаю, реально. Дай бог только, будут благоприятные погодные условия. При этом сельское хозяйство республики всегда было и остается лидером по вопросам продовольственной безопасности в частности и в целом экономики Татарстана. Конечно, я не скажу, что у нас большие прибыли, по ним мы не сравнимся с крупными промышленными предприятиями, но в лидерах мы все же были и остаемся!
Сейчас остро стоит вопрос ценообразования при реализации сельскохозяйственной продукции. Это проблема не только Татарстана — всей страны, поэтому ее надо решать на государственном уровне: этот рынок в России должен быть регулируемым... Помогать сегодня нужно всем. Крупные сельхозпроизводители были и остаются основными по многим позициям. Но личные подсобные хозяйства — это ведь еще и благополучие села, благополучие того населения, которое сегодня там живет и работает. Так что надо помогать и тем, и другим. Кстати, программ как для личных подсобных хозяйств, так и для крупных холдингов сегодня в Татарстане очень много, все и не перечислишь. Просто по ним надо работать.
«Я УЖЕ ПРЕДЛАГАЛ РЕШИТЬ ЭТУ ПРОБЛЕМУ — В РАЙОННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ ПОСАДИТЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ МОГ БЫ ОФОРМЛЯТЬ ДОКУМЕНТАЦИЮ ЗА ФЕРМЕРОВ...»
Юрий Гостев — владец козьей фермы (Елабужский район):
— Для роста сельского хоязйства в Татарстане потенциал есть. Но сегодня оно в Татарстане моноукладно, а нужно развивать его многоукладность. Тормозом для развития сельского хозяйства является в корне неправильный подход к природе. У нас сейчас превалирует агропромышленный подход к земледелию, основанный на химизации и машинизации земли. На каком-то этапе это, безусловно, даст какой-то всплеск производства сельхозпродукции. Но этот путь химизации земледелия — он тупиковый. Просто потом, через годы, будет экологическая катастрофа, земля будет терять свое плодородие, гумус будет погибать, и в итоге наступит коллапс.
А для того, чтобы сельское хозяйство продвигалось вперед, нужно развивать биоорганическое земледелие, пермакультурные методы хозяйствования, то есть семейные фермы. Они смогут производить продукцию в достаточных количествах, но для этого нужна серьезная государственная программа. Не грант какой-нибудь там выделить, как делают сейчас — это не то, что нужно. Должна быть комплексная государственная программа с выделением земли желающим, с подведением коммуникаций, с помощью в строительстве. Людей для участия в этой программе необходимо отбирать на конкурсной основе.
Понятно, что резко перейти на пермакультурное земледелие не получится, но надо его развивать. В Норвегии, к примеру, есть программа, которая позволяет создавать семейные хутора, им помогают техникой, субсидируют на долгие годы, и семья спокойно с этим справляется. А у нас подход к сельскому хозяйству не поменялся со времен СССР. Как были колхозы, разнарядка сверху, так и сейчас во всей красе цветет неприкрытый госкапитализм. Все большие территории скуплены, на них направляются какие-то деньги, строятся новые химзаводы, но проблема в том, что на земле нет Человека. Есть начальник и батраки. Наши агрохолдинги нарушают земельный кодекс, они борются с природой. Один из основных постулатов ЗК гласит — не нарушай плодородие земли и экологию. А агрохолдинги все это нарушают. Да, они дают вал продукции, но она просто опасна для здоровья. Путь, по которому сейчас идет сельское хозяйство Татарстана — тупиковый.
Фарид Хайрутдинов — генеральный директор КФХ «Рамаевское»:
— То, о чем сказал Рустам Нургалиевич достичь вполне реально и он говорит правильно. Другой момент, что вопрос о лидерстве отрасли поставлен неверно. Лидером может стать та отрасль, в которую вкладывалось раньше, а раньше вкладывалось в химическую отрасль. Соответственно, обогнать химию пока будет сложно, на мой взгляд. Но если также планомерно будет оказана поддержка сельскому хозяйству, его развитию, то рано или поздно она может стать лидирующей отраслью.
Я думаю, что сейчас необходимо помогать среднему сельхозпроизводителю. Не крупным, потому что они и так развиваются. Правда, развиваются не в глубину, а в ширину, за счет тех ресурсов, которые у них есть. Мелким хозяйства помогать пока рано. Поэтому, на мой взгляд, необходимо оказывать помощь среднему сельскохозяйственному производителю, потому что он подаст пример малому производителю, возникнет конкуренция и будет убавлена стоимость на все виды продукции. А вот крупные агрохолдинги этого не сделают. Я бы не сказал, что есть какой-то тормоз. Наоборот Рустам Нургалиевич и министерство сельского хозяйства, в частности министр, активно поддерживают отрасль. И более продвинутого министра, который вникает во все дела, я еще не знаю. Я ни разу не стоял в очереди к Марату Готовичу, он всегда открыт к диалогу, к обсуждениям, форумы, семинары и т.д. — он все делает. С таким подходом мы обязательно выйдем вперед, этим мы и отличаемся. И почему наши результаты лучше, чем у других регионов? Я думаю, здесь дело в грамотном менеджменте.
Нияз Латыпов — фермер, известный блогер ЖЖ:
— Рост на 5-10% вполне возможен. Но, на мой взгляд, фермерам для этого необходимо создать упрощенную систему налогообложения — сейчас количество отчетности зашкаливает. Конечно, в поддержке нуждаются ЛПХ — у крупных агрохолдингов больше финансовых возможностей, им проще взаимодействовать с государством. Если бы рядовой фермер мог с такой же легкостью достучаться до власти... Я уже предлагал решить эту проблему — в районной администрации посадить человека, который мог бы оформлять документацию за фермеров и тем самым разгрузил бы их от этой бумажной волокиты.
А самая острая проблема фермеров — как ни странно, сбыт. Для мелкого предпринимателя продать свою продукцию становится непосильной задачей. Чтобы просто отбить аренду, нужно продавать много продукции, а это предполагает большое хозяйство. Думаю, нужно создать интернет-портал, где все жители республики смогут размещать свои заказы: кто барашка хочет купить, кто уточку, кто меда. А агропромпарк создает службу доставки и на следующий день с утра начинает объезжать фермеров — у одного возьмут курочек, у другого — козье молоко. Развезли, доставили. И фермеры, как говорится, довольны, и покупатели сыты. Конечно, сейчас есть такие порталы, но недостаточно популярны. А если за дело возьмется государство и должным образом пролоббирует этот проект, это всем пойдет на пользу.
Ильдар Ситдиков — глава крестьянско-фермерского хозяйства «Ягодная долина» (Зеленодольский район):
— Я уверен, что сельское хозяйство Татарстана может расти и на 30 и на 35% в год. Чтобы этот рост начался, необходимо вводить новые предприятия. Сегодня они практически не вводятся и было бы очень хорошо, если бы была принята программа, скажем, «Сто новых сельхозпредприятий ежегодно». И желательно чтобы их консультировали лучшие европейские производители. Для того, чтобы выйти на уровень хотя бы той же «Белой Дачи» нужны новейшие технологии выращивания, упаковки, продажи, нужны новые методы ведения бизнеса. У нас в республике это очень не отлажено и движется все очень хаотично, поэтому роста и нет. Инвесторы сейчас не идут в сельское хозяйство, потому что нет новых идей. Если им представить хороший бизнес-план и хорошую идею, то уверяю вас, инвесторов появится столько, что вы будете отталкивать их ногами. У нас население с крайне низкой деловой активностью. Это нужно менять.
Было бы очень здорово, если бы на уровне республики была принята программа по обучению специалистов сельского хозяйства — фермеров, агрономов за границей, в ведущих фермерских хозяйствах Европы, Израиля, США. Не на платной основе, а чтобы наш человек просто работал там агрономом, обычным рабочим, кем угодно, чтобы изучал и вникал во все цепочки сельскохозяйственного бизнеса. Не менее 500 человек ежегодно должно уезжать на работу в лучшие фермерские хозяйства мира. Государство должно помогать трудоустраивать их через свои связи. Они там зарабатывают неплохие деньги и одновременно с этим существенно расширяют свой кругозор.
После этого у них меняется мировоззрение кардинально и возвращаясь сюда они уже не смогут жить просто так. Они уже будут знать, как все должно функционировать и будут пытаться что-то делать, что-то организовать. Если мы не будем этого делать, у нас никакого развития не будет. Думаю, что ТПП РТ может эту проблему решить. Татарстан должен стать лидером сельского хозяйства в России. У него для этого есть абсолютно все. У нас Марат Ахметов — самый лучший министр в России. Он просто гениальный человек. Я уверен в этом.
Владимир Симанов — директор ООО «Нефтехимагропром» (Нижнекамск):
— Я верю! Сельское хозяйство может стать локомотивом экономики республики, если его вести правильно, в нужном направлении и заниматься передовыми технологиями. Ну и, конечно же, надо еще, чтобы Господь смилостивился над нами и дал погоду для получения хорошего урожая на полях. А все остальные вопросы решаемы. Нужно хорошо готовиться к проведению весенне-полевых работ. Как говорил министр, в течение десяти дней посеять все культуры, включая технические. Посеять быстро, чтобы успеть влагу захватить, и потом, когда растения начнут расти, удержать ее, чтобы влаги хватило на протяжении всего периода вегетации.
Кому государство должно помогать? Я считаю, крупным агрохолдингам. Почему? Потому что крупные сельхозпредприятия работают по более современным технологиям. Но и личным подсобным хозяйствам тоже надо помогать, им очень тяжело сейчас. Недаром говорится: один в поле не воин. Каждый из них пытается работать по-своему, многие до сих пор трудятся по старинке, не зная о передовых технологиях и не используя их. Поэтому у них иногда и бывают промашки. Но мелкие хозяйства выигрывают за счет того, что производят небольшие количества продукции и выходят сразу напрямую на рынки и ярмарки. Главный тормоз для сельского хозяйства? Вопрос сложный, на него однозначно не ответишь. Наверное, ценовая политика. На сегодня энергоносители все подорожали, молоко и мясо стоит на том же уровне, свинина в цене падает, поэтому многие считают, что сейчас заниматься свиноводством становится уже невыгодно. Выгодно только крупным холдингам.
«РОССИЯ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ АГРАРНОЙ СТРАНОЙ, ЧТОБЫ АГРАРНЫЙ СЕКТОР СУЩЕСТВЕННО ВЛИЯЛ НА РОСТ ЭКОНОМИКИ»
Василий Узун — главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС:
— Россия не является аграрной страной, чтобы аграрный сектор существенно влиял на рост экономики. Хотя многие страны, в том числе даже Великобритания, которая начала индустриальную революцию в свое время, признает, что роль сельского хозяйства в новые времена может измениться, существенно повыситься, что постепенно может так случиться, что доля сельского хозяйства в экономике будет расти. В Голландии, например, 2 млн. га сельскохозяйственных угодий, а у нас 220 млн. га. Но там доля сельского хозяйства в экономике 10%. Есть новые явления, которые меняют ситуацию, например, сельское хозяйство может играть существенную роль в туризме, ТЭК. Есть много направлений, по которым сейчас идет развитие сельского хозяйства.
Правительство у нас действительно уделяет много внимания сельскому хозяйству, его поддержке. Главный тормоз, из-за которого агарный потенциал страны недоиспользуется, вот какой. На селе 37 млн. человек, многие села 100% безработные. Отчасти они работают в своих приусадебных участках, но многие люди вытеснены из сельской экономики, работают вахтовым методом где-нибудь на нефтепромыслах, охране в Москве. Сельская экономика не развивается. Эти люди могли бы работать и вносить свой вклад в экономику страны, в ВВП, но они лишены этой возможности, потому что доступа к земле нет.
У нас есть 220 млн. га сельскохозяйственных угодий, но больше 40% из них числятся неиспользуемыми. Наверно, вся земля, которая была задействована в плановой экономике, не может использоваться в рыночных условиях, потому что бизнес смотрит, выгодно или нет включать землю в использование. Но люди, которые живут в селе, могли бы землю использовать. Просто получить ее практически невозможно. При нынешних административных препонах и при нынешнем уровне транзакционных издержек на оформление, а проще говоря, коррупции на земельном рынке, это невозможно. Это может сделать только очень крупный бизнес, которые нанимает юристов, вкладывает деньги и получает. Но он тогда берет сотнями, тысячами гектаров. А есть много земли, которую может использовать малый бизнес. Люди, которые там живут, могут пасти там скот. Ведь вся страна — пустые пастбища. Скота нет, спроса нет. Итак, две препоны — мы не привлекаем людей, которые свободы, которые могли бы делать эту работу, мы не привлекаем землю, которая есть. У нас каждый год вырастает на десятках миллионах га трава, но она не косится, там не пасется скот, она просто сгнивает. Это все надо задействовать.
Владимир Аппаков — фермер, руководитель крестьянского хозяйства «Земляки» (Нижнекамск):
— Мы давно уже говорим о том, что пора бы уйти в отрыв, но ведь нас не слушал никто никогда. В принципе, почему такое невозможно? Вполне возможно. Почему в той же Голландии, например, где нет ничего, кроме сельского хозяйства, люди живут хорошо? В этом-то и есть плюс. При таком отношении Татарстана можно обеспечить рост до 10%, потому что у нас намного больше, чем в других регионах, оказывается помощи сельскому хозяйству.
Но у нас в первую очередь рекламируется большой бизнес. А про маленький бизнес вспоминают только тогда, когда он бывает нужен. Что касается помощи государства, она должна быть всем: и крупным сельхозпроизводителям, и личным подсобным хозяйствам. К ним должно быть равное, одинаковое отношение. В конце концов, каждый играет свою роль — и большие хозяйства, и маленькие. Я думаю, деньги нужно направлять, прежде всего, туда, где траты больше. А в данный момент фермеры, к сожалению, не могут обеспечивать продовольственный запас. Со временем жизнь сама укажет правильный путь, а пока ко всем нужно относиться одинаково. Главный тормоз для сельского хозяйства? Это администрация, которая всяческими путями мешает развитию мелких хозяйств: то землю не дает, то какие-то программы у нее противоречат. Административная система — вот главный противник. Получается, что она сама работает против себя!
«МЫ МОЖЕМ ДОБИТЬСЯ РОСТА, ЕСЛИ БУДЕТ СООТВЕТСТВУЮЩАЯ ПОМОЩЬ — КАК ПРИ КОММУНИСТАХ»
Али Сулейманов — руководитель компании «Али и сыновья» (КФХ Сулейманов):
— Да, сельское хозяйство вполне может стать лидирующей отраслью экономики Татарстана. Гранты, форумы, семинары, встречи — со стороны государства в Татарстане идет колоссальная поддержка. В подтверждении расскажу случай. Крупный предприниматель-овощевод из Чувашии, узнав, что у нас так оказывается колоссальная поддержка сельхозпроизводителям, развернул свое производство в Зеленодольском районе. И как он мне рассказывал, у них в регионе на это не выделяется ни копейки. При этом, когда он посмотрел нашу землю и увидел, что у нас черноземная почва, он сказал, что может работать здесь уже с апреля, тогда как там у себя работы начинались только в конце мая. Поэтому здесь он может за лето получать урожай два раза. Так что, если поддержка продолжится, я думаю, к нам присоединятся и сельхозпроизводители из других регионов.
Крупные агрохолдинги, которые мы все прекрасно знаем, до сих пор не обеспечили наш рынок. И необходимо развивать и поддерживать малое предпринимательство. Правда, здесь стоит отметить, что поддержка должна быть на конкурсной основе, а не всем подряд. После изучения того, что и как хочет производитель, как он видит свой конечный результат. Это очень важно.
Шамиль Агеев — председатель ТПП РТ:
— Конечно, с нефтедобывающей и перерабатывающей отраслью сельское хозяйство вряд ли может соперничать. Это очевидно. Эти отрасли в Татарстане как были, так и будут передовыми. Но 5-10 процентов роста для сельского хозяйства в год — это вполне реальные цифры. Все условия для этого есть. Просто надо поддерживать мелких фермеров, крестьянские-фермерские хозяйства. При этом должно быть софинансирование территорий государством, потому что самый сложный труд — это сельскохозяйственный труд.
Павел Грудинин — директор ЗАО «Совхоз им. Ленина» (Московская область):
— Можно так построить экономическую среду в России, что любого вывести в лидеры. 25 лет назад бензин стоил 10 копеек, а молоко — 26 копеек. А теперь наоборот — бензин стоит 34 рубля, а молоко, дай бог, 20 рублей. Это все бизнес-модели. Поэтому надо просто понять, как государство будет себя вести. Но совершенно спокойно можно сделать российский сельскохозяйственный бизнес сделать прибыльным и драйвером роста. Мы сейчас зерна больше продаем в долларах США, чем вооружения, хотя ВПК серьезно поддерживается. Валютная выручка от продажи сельхозпродукции превышает валютную выручку от вооружения. А можно сделать в разы больше. Но для этого нужны экономические условия.
Ильшат Хабибуллин — фермер (Заинский район):
— Сельское хозяйство может расти и на 50% в год. Для этого надо развязать руки, поддержать финансово, отойти от нефтяной иглы и понять, что мы, Татарстан и Россия, являемся все-таки сельскохозяйственной республикой и сельскохозяйственной державой. При наличии таких земель, такого руководства, мы реально можем резко поднять сельское хозяйство и обеспечить наших граждан экологически чистой продукцией вдоволь без участия из-за рубежа. Ставку нужно делать и на растениеводство, и на животноводство с переработкой и реализацией. При этом между производителем и потребителем нужно убрать посредников. Фермерские хозяйства ограничены в финансовых средствах, в ресурсах. Надо дать фермеру столько земель, сколько он может обрабатывать.
Марсель Сабиров — председатель сельскохозяйственного потребительско-снабженческого кооператива «Восток» (Нурлатский район):
— Да, мы можем стать лидером экономики республики, если будет поддержка, дотации со стороны руководства Татарстана. К примеру, Самарская область доплачивает сборщикам молока — тем, кто собирает молоко у населения, по 2,5 руб. за кг. Почему-то у нас в Татарстане такого нет, а у сборщиков тоже большие расходы. Мы, переработчики молока, видим, что очень подорожала электроэнергия, чуть ли не в 5 раз — если раньше мы платили по 2 тысячи рублей за киловатт, то в этом году — 10 тысяч. Вообще переработки молока у нас мало в Татарстане — можно по пальцам пересчитать тех, кто ей занимается. Молоко просто катается с места на место. Могли бы дать переработчикам определенные льготы, иначе встает вопрос о нашем закрытии. Дорожают ГСМ, несмотря на то, что нефть дешевеет, растут цены на запчасти. Конечно, сельское хозяйство нужно поддерживать, если мы хотим свои, качественные продукты.
Ильшат Гумеров — фермер (Алексеевский район)
— Мы можем добиться роста, если будет соответствующая помощь — как при коммунистах, хотя бы 10% из бюджета. Тогда мы сможем конкурировать с западными фермерами. В первую очередь, в поддержке нуждается растениеводство — так как зависит от погодных условий. На животноводство погода влиять не может. Чтобы стать лидером экономики, сельскому хозяйству нужно время, этот процесс уже пошел. Но сколько нам потребуется времени, пока не ясно. Вы можете сказать, что будет с нашей экономикой через два года?
Эльвира Самигуллина, Елена Колебакина, Юлиана Семенова, Любовь Порываева, Антонина Никипчук, Асхат Идиятуллин, Валентина Шистерова