Страх и риск. Почему аграрии не страхуют урожаи


Реалии страхового рынка не устраивают фермеров. Страховщики ищут новые способы привлечения клиентов
Полтавский фермер Александр Журавель никогда не страховал свой урожай. "Честно скажу, что не верю в страховку. Лучшая страховка - это то, что лежит в кармане", - говорит он. Журавель признается, что не доверяет страховщикам и совершенно не уверен в том, что страховые компании смогут возместить ущерб аграрию, даже если предварительно взяли с них деньги.
Журавель - не единственный фермер, который не доверяет отечественной системе страхования. По данным Международной финансовой корпорации (IFC), в Украине застраховано только 5% урожая. Этот показатель в Америке составляет более 80%.
ЛІГА.net разбиралась, почему украинские аграрии не торопятся страховать свои будущие урожаи и как страховщики стимулируют клиентов.
Страховые реалии
Украина ежегодно теряет в среднем 15-35% в зависимости от погоды. Показательным был 2012 год, когда в Полтавской области погибло 95% озимой пшеницы - из-за перезимовки она считается самой рисковой культурой. Несмотря на это, количество страховых договоров из года в год уменьшается.
Почему украинские аграрии практически не страхуют посевы? От сотрудничества со страховщиками их отпугивает отсутствие прозрачных и простых в использовании продуктов страхования и недоверие к финансовым партнерам, рассказывает Лия Сорока, руководитель проекта Развитие финансирования аграрного сектора в Европе и Центральной Азии IFC. Топ-менеджер крупного агрохолдинга на условиях анонимности упоминает еще и о дороговизне страховых продуктов для аграриев, позволить себе их могут далеко не все. "Основная задача - вырастить и собрать урожай. И если прогнозы благоприятные, вряд ли вопрос страховки будет стоять на повестке дня. Зачем тратить лишние деньги на то, чтобы страховать зерно, которое и так на ценовом дне?" - говорит он.
Стимул для агрария
Страховщики утверждают, что охотно страхуются только те агропроизводители, которые участвуют в программах финансирования от госпредприятий и коммерческих структур: у них попросту нет выбора. Согласно данным IFC, более 60% страховых премий платят аграрии, которые участвуют в программах финансирования.
Так, фермер, заключивший форвардный контракт с Аграрным фондом или Государственной продовольственно-зерновой корпорацией, обязан застраховать зерно, на выращивание которого планирует получить средства госструктур."Несмотря на то что рынок аграрного страхования с 2005 по 2015 годы сокращается, некоторые фермерские хозяйства, работающие с Аграрным фондом и ГПЗКУ, по форвардным контрактам все же вынуждены страховаться", - подтверждает эксперт по аграрному и земельному праву общественной организации Agro.ReformsUA Дмитрий Симашко. Но в масштабах отечественного АПК доля застраховавшихся аграриев мизерна, соглашается он.
По словам Симашко, сегодня все участники рынка должны вместе найти компромиссное решение для увеличения количества застрахованных полей и избежания убытков от неблагоприятных погодных условий. Главным модератором и инициатором переговорного процесса должен быть Минагропрод, чтобы как можно быстрее изменить законодательную базу, регулирующую агрострахование.
Бизнес способен договариваться и без содействия государства. "Мы заинтересованы в создании комплексного страхового продукта для аграриев, который минимизирует риски как для клиента, так и для банка", - отмечает Лариса Бондарева, член правления Креди Агриколь Банка, который специализируется на поддержке аграрного бизнеса.
В качестве примера она приводит совместный продукт с компаниями Сингента и AXA. Суть такой страховой схемы в том, что фермер, купивший или взявший в кредит товары Сингенты (средства защиты растений, семена и другие), получает еще и денежный кредит в Креди Агриколь Банке. За сотрудничество с банком и поставщиком фермер получает бонус - половину расходов на оплату страховой премии страховщику вместо агропроизводителя платят, соответственно, его кредиторы.
Агрострахование в Украине развито недостаточно, признает первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины Максим Мартынюк. "Должна быть сформирована модель, которая была эффективной для украинского АПК и исключала коррупционную составляющую", - отмечает чиновник.