Самый главный ресурс России в сфере молочного животноводства — это пастбища

В Западной Сибири есть много влаги, это самая увлаженная территория мира
Строительство мегаферм не дало ошеломляющих результатов, потому что себестоимость литра молока при этом сильно вырастает, а качество и количество производимого продукта оказывается хуже ожиданий, заявил в ходе круглого стола в рамках «Дня предпринимателя-2016» представитель компании AMG Pastoral Ltd (Новая Зеландия) Андрей Зотов.
«Прибыль молочного бизнеса определяется стоимостью корма и его качеством. Так, 60% стоимости молока — это стоимость корма. Если на мегафермах это зерно и концентрат со всеми последствиями, то в системе пастбищ эти 60% собираются «из-под ног». Летом она может доходить до 3,5 рублей за литр по себестоимости. В мегафермах же стоимость входа очень высока, себестоимость литра молока гораздо выше, а результат оказывается хуже ожиданий», – пояснил представитель новозеландской компании.
При пятилетнем уходе экономия получается в семь раз, а корова в такой системе живет до семи лактаций. Это подтверждается опытом Новой Зеландии, в которой молочное животноводство успешно развивается исключительно развитием пастбищ.
«Что такое Новая Зеландия? Это 5 млн коров дойного стада, которые пасутся на 1,25 млн га пастбищ. Все сельхозактивы Тюменской области — это 3 млн га. То есть Новая Зеландия — это половина ресурсов Тюменской области. И Новая Зеландия «диктует» цены на молочной бирже, занимая при этом 35% от всего объема молока, торгуемого на молочной бирже. И у них нет ни мегаферм, ни высокопродуктивного скота», – пояснил представитель новозеландской сельхозкомпании.
Так, отмечает он, самый главный ресурс России в сфере молочного животноводства — это пастбища, которых насчитывается не более 10% от всех мировых сельхозугодий. «Это Западная Сибирь, Вологодская область и ее окрестности. В Западной Сибири есть много влаги, это самая увлаженная территория мира. Здесь на пастбищах есть весь необходимый и очень дешевый рацион — с мая по октябрь здесь можно пасти коров и получать дешевое молоко прямо «из-под ног», – заявил Андрей Зотов.
Это доказывается и опытом развития дореволюционного молочного животноводства, когда Россия занимала 50% всего мирового рынка молока. «Новая Зеландия — это историческая проекция того, где могло бы быть российское молочное животноводство, если бы его поступательное развитие не прервали почти 100 лет назад по политическим мотивам», – добавил представитель Pastoral.
МСТИСЛАВ ПИСЬМЕНКОВ