Русский вопрос от «последнего романтика на земле»


Например, поле, на котором картошка цветёт некрасиво, большого урожая не даст. Может быть, поэтому друзья и соседи за глаза называют его «последним романтиком» сельского хозяйства. Сам Александр Алексеевич знает о своём прозвище, но при этом неизменно добавляет: «романтик-прагматик». Как уживаются в нём эти два, казалось бы, несовместимых качества?

Чудак-человек

Но сначала - ещё немного о чудачествах нашего героя. Например, Конашенков - один из немногих (а может, даже - единственный фермер в Псковской области), который до недавнего времени приглашал к себе на практику студентов Великолукской сельхозакадемии. Немаловажное замечание: приглашал и полностью выплачивал им всё заработанное. Странное для нашего времени хлебосольство. Говорю это, вспоминая любимое заклинание одного из региональных политических деятелей, который любит повторять: только жадный человек может быть богатым.

- Я бы рад и дальше принимать студентов, но тех, кто по-настоящему понимает землю и любит на ней работать - сейчас, увы, мало, - разводит руками наш собеседник. И тут же добавляет: к тому же кризис…

Вполне понятен в данном случае вопрос: а как он отразился на его фермерском укладе?  По словам самого фермера, серьёзные экономические проблемы он почувствовал хотя бы по тому, что к нему зачастил здешний народ. И всё с одной и той же просьбой: возьми, Алексеевич, на работу. Увы, приходится отказывать. Тем не менее, сейчас в фермерском хозяйстве «Прометей» (так официально называется артель Конашенкова) занято 14 человек. При этом средняя заработная плата  - около 15 тысяч в месяц, но выкладываться приходится «по полной». Шутка ли: в этом году на своих 150 гектарах они посадили и картошку (27 га), и капусту (7), и лук со свёклой (9), не говоря уже про огурцы и прочее овощное украшение стола. Можно было бы и больше, но часть земель нуждается в серьёзном лечении.

- Её изрядно подпортили лесорубы: на своих самосвалах они так разбили почву, что потребуется не один год, чтобы земля по-настоящему ожила, - сетует фермер. И ведь он знает, о чём говорит: во всяком случае, докторская диссертация, над которой он работает не первый год, нынче уже может быть представлена к защите. Её тема для неспециалиста мало что скажет: «Проблемы точного земледелия». Однако, в случае успеха (то есть, если она найдёт действенное применение на полях коллег) это сулит небывалый подъём всего нашего агротехнического комплекса. С одной, правда, оговоркой: для её применения нужно использовать на полях весьма дорогую (по российским меркам) импортную технику.


Тем не менее, даже в этом ощущается романтический прагматизм, потому что всё начатое фермер Конашенков привык доводить до логического конца. Хотя, с другой стороны, ему, человеку с двумя высшими образованиями (таких-то и в городе с огнём не найдёшь) и кандидатским званием нужна ли эта наука?  Да ещё и депутатство - Александр, ко всему прочему, ещё и заместитель председателя районного Собрания, член Ассоциации крестьянских хозяйств региона. Тем не менее, в перерывах между полевыми исследованиями и общественными делами, он не только науку двигает, но и ищет ответ на вопрос: кто провалил реформу сельского хозяйства в России?

Что понятно коню

- Вопрос о земле - чисто русский вопрос. Посуди сам: когда-то в Гдовском районе числилось 120 крестьянских хозяйств, а сейчас осталось на плаву всего два, - горячится Александр. -  В этой связи вопрос: неужели те же самые колхозы так мешали в нашей семимильной поступи к капитализму, когда председателей чуть ли не силком заставляли перерегистрировать в так называемые АОЗТ?

Информация для размышления: не так давно белорусские коллеги провели исследование, пытаясь ответить на вопрос - какой путь развития сельского хозяйства был бы в наших условиях наиболее эффективным, колхозы или фермерство? Выяснились удивительные вещи. Оказывается, чтобы на уровне колхозов оснастить новых фермеров, которые были бы способны обрабатывать такую же территорию, потребовалось бы единовременно вложить примерно в 20-30 раз (!) больше, чем  на поддержание нормальной жизни тех же самых коллективных хозяйств.

- Спрашивается, зачем нужно ломать устоявшуюся систему, чтобы потом всё начинать заново? - недоумевает Конашенков.

Но самое грустное, по словам «главного фермера» Гдовского района, заключается в том, что мы и до сих пор продолжаем пожинать плоды той бездумной политики в области сельского хозяйства, главной бедой которой можно назвать оскудение села именно людскими ресурсами. А без рабочих рук (это и коню понятно) даже самый золотой проект будет обречён на провал. Может быть, поэтому Конашенков так и переживает, что людей, которые труд на земле, как и он сам, считают одним из самых почётных на земле, остаётся всё меньше и меньше.