Остались на бобах: АП выясняла, почему амурские аграрии не хотят выращивать на полях зерновые

Хозяйства области оказались не готовы выполнять «золотое правило севооборота» и сеять на полях зерновые вместо сои. В этом году амурская фирменная культура займет 906 тысяч гектаров площадей, тогда как зерно — только 217 тысяч гектаров. При этом оптимальным на полях считается соотношение 60 процентов сои и 40 — зерновых. Чем чреваты такие нарушения и как увеличить интерес аграриев к кукурузе, пшенице и ячменю — в материале АП
Соя против зерна
— Не надо учить нас правилам севооборота! Вы найдите рынок сбыта — и мы будем сеять зерно, — возмущается амурский фермер, попросивший не называть его имени. — Нас обвиняют в жадности, мол, сеем только сою, потому что это выгодно. А у нас просто другого пути нет!
Излишняя увлеченность аграриев бобами, действительно, стала проблемой последних лет. И насколько актуальной, что региональный минсельхоз в прошлом году совместно с учеными ДальГАУ и двух НИИ разработал рекомендации по севообороту для фермеров Приамурья, которые должны войти в новую систему зонального земледелия.
Любовь к царице амурских полей объясняется просто: ее рентабельность составляет не меньше 200 процентов. У зерновых этот показатель в полтора-два раза ниже. Однако сами фермеры уверяют: дело не в меньшей прибыльности, а в отсутствии спроса.
— Проблема рынка сбыта зерновых у нас очень актуальна, — говорит глава агрофирмы «Партизан» Виктор Силохин. — Сою разбирают всегда подчистую, а с зерном туго. Ну насадили мы кукурузы, а куда ее девать потом? На западе России своих зерновых хватает. На Китай надежды были, а им квоту, видно, не дали. В прошлом году более-менее стали брать ячмень и пшеницу. Но все равно недостаточно.
При этом аграрии не отрицают важность соблюдения севооборота на полях.
— Если будешь сеять одну сою — начнется истощение земли и резкий спад урожайности, — делится опытом руководитель колхоза «Родина» Александр Силохин. — Я сею зерновую группу, соблюдаю «золотое правило севооборота» — 60 на 40. Но понять тех, кто хочет одну сою выращивать, можно: не имея контрактов, не зная заранее, продашь ты зерновые или нет, смысл тратить силы, время и деньги на товар, который потом может осесть на складе.
Важные перспективы
По мнению опытного агрария, единственный эффективный способ заставить хозяйства соблюдать севооборот — это предоставить рынок сбыта зерновых. Причем аграриям нужны не западные или иностранные партнеры (которые сегодня есть, а завтра нет), а наши, амурские. Главными потребителями в этом случае могут стать животноводческие фермы. Этот вариант, конечно, более сложный, но зато позволит решить сразу ряд проблем.
Во-первых, стабильный рынок сбыта дает возможность стабильного развития для самих сельхозпроизводителей. Во-вторых, полный цикл изготовления продукции (когда аграрии выращивают корм для скота, а животноводы поставляют амурчанам мясо) дает больше рабочих мест, налогов — все бонусы развития производства. И самое важное: в условиях сложной экономики и санкций, когда вопрос о продовольственной безопасности поднимается все чаще, спокойнее жить, зная, что область полностью обеспечивает себя основными продуктами питания.
Удачные примеры
Реализация подобных планов, конечно, сложно осуществима. Но в Приамурье есть примеры связки «производств полного цикла», — так, крупнейший производитель «Амурский бройлер» сотрудничает с десятком ведущих сельхозпроизводителей области.
— Мы изначально были нацелены на работу с местными производителями зерна, закупали пшеницу, ячмень и сою. А вот кукурузу еще четыре года назад приходилось везти с запада России. На сегодня «Амурский бройлер» полностью обеспечен амурским кормом, а это база для выращивания птицы, — рассказывает генеральный директор «Амурского бройлера» Олег Турков. — И мы работаем не как перекупщики, которые приезжают в сезон с деньгами и скупают зерно. Мы работаем с производителями с весны. Сразу обговариваем объем продукции и кредитуем их. Причем это не банковский кредит, деньги даем без залогов, и в случае проблем — входим в положение.
Взять наводнение 2013 года. Разве аграрии тогда были виноваты в потере урожая? Некоторые попросили об отсрочке выплаты долга — и мы пошли навстречу.
При этом «Амурский бройлер» покупает у наших аграриев зерно по рыночной цене. Неудивительно, что хозяйств, желающих сотрудничать с птицефабрикой, гораздо больше, чем необходимо для производства.
— Знаете, почему у меня на полях соблюдается севооборот? Я уже в начале года знаю, сколько зерна смогу продать. И спокоен, ведь работаю не вслепую, — говорит руководитель колхоза «Родина», один из партнеров «Амурского бройлера». — Я могу ежегодно закупать технику, строить зерновой двор, вовремя платить людям зарплату. Стабильный рынок сбыта — это залог успешного развития хозяйства.
При таком партнерстве аграрный сектор получает финансовую поддержку и может стабильно развиваться, а птицефабрика, не имея проблем с кормовой базой, может увеличивать производство. Итог — сегодня Приамурье обеспечено мясом птицы на 100 процентов. При этом в планах «Амурского бройлера» — увеличение мощностей в ближайшие два года.
— Мы очень надеемся, что животноводы возьмут на вооружение этот опыт и начнут работать с нами по той же схеме, — подчеркивает Александр Силохин. — Почему бы тому же свиноводческому комплексу в Крестовоздвиженке не заключить с нами договор уже в начале года? И мы были бы спокойны, сажая зерновые, и они бы знали, что не останутся без корма. Всем выгодно!
— Работа в направлении импортозамещения, о котором сегодня говорят в Правительстве России, включает в себя в том числе и развитие животноводческих хозяйств, — объясняет Олег Турков. — Когда-то у нас было много и говядины, и свинины. Сейчас собственных ресурсов не хватает — слишком дорогой и рискованный бизнес. Но мы видим, что эта отрасль сегодня поднимается. Вспомните девяностые, когда все россияне ели «ножки Буша» — в России катастрофически не хватало своей птицы. Стране потребовались 15 лет и специальные федеральные программы, большая финансовая поддержка, чтобы возродить птицеводство. Зато сегодня Россия полностью обеспечивает себя птицей. Я думаю, то же самое будет и с говядиной, свининой.
Импортозамещение в принципе не быстрый процесс. Сегодня мы вынуждены покупать за границей все оборудование, ветеринарные препараты. Упаковка либо полностью сориентирована на импорт, либо делается в России из импортного сырья. Эти проблемы тоже озвучены сегодня, в данном направлении ведутся отечественные разработки. В чем-то санкции даже хороши — они дают толчок для развития собственного производства. Просто нужно время.
Пшеничные планы
Тем не менее тенденция к улучшению ситуации с зерновыми есть. «В прошлом году спрос на зерно вырос, — отмечают в региональном минсельхозе, — поэтому в 2016-м площадь зерновых увеличится на 32,8 тысячи гектаров по сравнению с прошлым годом и составит 217 тысяч га. На первом месте пшеница — она займет на 15 тысяч гектаров больше, на втором — кукуруза, ее посевные площади вырастут на 10 тысяч га. Для сравнения: площадь сои составит 905,8 тысячи гектаров. Это тоже почти на 30 тысяч гектаров больше, чем в прошлом году».
Если раньше увеличение урожая сои достигалось в основном расширением площади посевных, то сегодня продолжать распахивать земли уже затруднительно, говорят чиновники. Свободных площадей осталось всего около 300 тысяч гектаров, при этом в 2015-м царица полей заняла 77 процентов посевных площадей.
«Повлиять на ситуацию с севооборотами может существенное увеличение спроса на зерновые и кормовые культуры. Это может произойти как за счет роста внутреннего потребления животноводством и переработкой, так и вывоза зерновых за пределы области, — комментируют специалисты минсельхоза Приамурья. — Кроме того, необходимо продолжать работу по подбору новых для региона культур. Они должны отвечать следующим условиям: быть востребованными на российском и азиатском рынке и давать доходность с гектара на уровне посевов сои».