Булочка с фуражом

Ждем, затаив дыхание, рекордного урожая зерновых. Его предполагаемый «вес» Минсельхоз пока не озвучил. Оно и понятно: еще не со всех полей хлеб убран
Средняя урожайность, с точки зрения обывателя, так себе - 24 центнера с гектара. Но чиновникам виднее... «Если так пойдет и погода будет благоволить, то мы близки к рекорду», - разоткровенничался с журналистами аграрный министр Александр Ткачев. ?Остается только добавить суеверное: «Тьфу-тьфу-тьфу...».
Аутсайдеры доктрины
При рекордных урожаях зерновых цена на хлеб в нашей стране должна вроде бы оставаться стабильной, а качество самого хлеба/булки не вызывать даже намека на какие-либо претензии. В реальности все наоборот, достаточно регулярно «мониторить» хлебные прилавки розничной торговли нашего мегаполиса, как это делает Петростат.
Тут мы увидим, что хлеб ржано-пшеничный с начала нынешнего года подорожал на 8,3%, булочные изделия высшего сорта - на 7%. В бакалейном ряду мы обнаружим овсяные хлопья «Геркулес» (сырьем для которых, как известно, служит зерновая культура овес), прибавившие в цене аж 12,4%. (Для особо любопытствующих - ценовые итоги прошлого года: за 2015-й хлеб подорожал на 20%, булка - 15, «овес» - 12%.)
Теперь о качестве. Отбросив в сторону расхожее «на вкус и цвет...» и оперевшись на данные социологических опросов, придем к выводу: качественный хлеб/булка нынче в дефиците. То есть выбор хлебобулочных изделий более чем богатый, но на статус хлебопекарного совершенства тянут единицы.
Хлеб - социально значимый продукт. Чтобы как-то удержать цену на него, производители вынуждены экономить. В первую очередь снижаются требования к сырью, меняется рецептура, используются более дешевые ингредиенты. И вот что интересно: чтобы у потребителя не было претензий к использованию муки низкого качества, для ее законного присутствия в хлебопечении готовятся соответствующие ГОСТы. В рамках, подчеркнем особо, оправданных продовольственной безопасностью страны.
Эта тема - продовольственная безопасность России - взлетела на пик популярности шесть лет назад, в 2010 году. Тогда в стране была принята одноименная доктрина, обозначившая свой шаг до 2020 года.
Тогда же вся страна узнала, что критерием продбезопасности является удельный вес отечественной (этот момент выделялся) сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия в общем объеме товарных ресурсов. Чтобы Россия была «продбезопасной», наш АПК должен производить:
* зерна - не менее 95%;
* сахара - не менее 80%;
* растительного масла - не менее 80%;
* мяса и мясопродуктов (в пересчете на мясо) - не менее 85%;
* молока и молокопродуктов (в пересчете на молоко) - не менее 90%;
* рыбной продукции - не менее 80%;
* картофеля - не менее 95%;
* соли пищевой - не менее 85%.
Со временем популярность темы снизилась. Потому как почти по всем показателям страна вроде как достигла продбезопасного совершенства. Ну разве кроме молока и молокопродуктов, рыбной продукции. И, как ни странно... картошки.
Качество пятого класса
Новый заход на тему сделал Российский институт стратегических исследований (РИСИ) и его региональное подразделение - Санкт-Петербургский аналитический центр. Причем совместив ее с другой ныне «архиважной» - о продовольственном импортозамещении.
Немного необходимого официоза. РИСИ учрежден самим президентом. Московский главк и его региональные «дочки» призваны обеспечивать верхушку власти экспертными оценками, рекомендациями, информационно-аналитическими материалами по самым животрепещущим темам бытия граждан страны.
Отсюда - вывод: есть надежда, что не останутся втуне и материалы состоявшегося в Петербурге «круглого стола» по теме «Проблемы продовольственной безопасности на примере Северо-Западного федерального округа». Ведущим спикером на нем был доктор биологических наук профессор Михаил Вадимович Архипов.
И точно так же, как мы в этой публикации зацепились за хлебную тему, ухватился за нее и профессор. Не забыв процитировать известное «хлеб всему голова», а заодно и цитату из классиков: «Нельзя мешать зерно с половой». Про полову - не случайно. Что это такое? Дословно: «...то же, что и мякина, то есть хозяйственные отбросы и отходы, которые появляются в результате молотьбы растений».
Вряд ли полова появится в массовом производстве хлеба в России. Но допустимость производства хлеба из фуражного зерна (из того, что изначально предназначено на корм скоту) уже свершившийся и до сих пор имеющий место быть факт. Первых производителей «скотского» хлеба поймал Россельхознадзор еще в феврале нынешнего года.
Профессор Архипов приводит такие данные. До 1997 года для производства хлеба допускалась только пшеница 1-го - 3-го классов. С 1997 года к допустимым присоединилась пшеница 4-го класса. С начала нынешнего года - зерно ВСЕХ классов. Хотя под понятием «всех» имеется в виду пшеница 5-го класса - та самая, фуражная.
При этом контроль качества зерна у нас ушел куда-то в ноль. В свое время была в стране Госхлебинспекция, призванная следить за качеством от зернышка до продуктов его переработки. «Убили» эту инспекцию двенадцать лет назад. Один сильно умный чиновник, до сих пор подвизающийся во власти, сказал: «Будем контролировать только биобезопасность зерна. Все остальное пусть контролирует рынок».
Рынок - понятие всеобъемлющее. Отказаться от мешка пшеницы или от куля муки внутри страны - одно дело. Другое - опозориться на международном рынке.
Информация за прошлый понедельник, 19 сентября.
«Фитосанитарная служба Египта окончательно отказалась принять карго российской пшеницы (60 тысяч тонн), которое египетские инспекторы в течение последних недель проверяли в порту Новороссийска. Претензии Египта касаются наличия в импортной партии российской пшеницы следов грибка (спорыньи) выше нулевого уровня. Риски, связанные с дальнейшими поставками в Египет, уже привели к падению спроса на продовольственную пшеницу на юге России».
Но вернемся к внутренней продбезопасности. Вот на чем акцентировал внимание профессор Архипов: «Доктрина, принятая шесть лет назад, по сути, некое «эссе», описание общих картин и предположений. Доктрина не является правовой основой. А федерального закона «О продовольственной безопасности» нет».
«Хавка» для голодного
Справедливости ради: за минувшие шесть лет в каждом субъекте Федерации появились местные «указивки» об обеспечении продовольственной безопасности отдельно взятого региона. Однако соседствующие субъекты - Петербург и Ленинградскую область - они от раздрая не уберегли.
Несколько лет назад, вспомнил профессор Архипов, в Ленинградской области вырастили картошки в переизбытке. И, следуя своему давнему предназначению - обеспечивать мегаполис «вторым хлебом», отправили туда урожай. Петербург, в свою очередь уже успевший попасть под влияние «черных поставщиков», проплатил поставки импортной картошки и закрыл для области все пути на свои овощебазы. После этого областные аграрии резко сократили посевные площади под «вторым хлебом».
Эксперты неспроста настаивают на унификации нормативных правовых актов в области продовольственной безопасности субъектов страны. Федеральный закон должен стать правовой основой всех нормативных правовых актов в области продбезопасности.
У профессора Архипова своя памятка на этот счет. «Закон о продовольственной безопасности был написан еще задолго до появления доктрины, в середине 1990-х, - рассказывает он. - В 1997-м закон прошел слушания в Госдуме, был принят Советом Федерации. Но президент Ельцин наложил на него вето. Это вето лежит на законе до сих пор».
Тему продбезопасности не обходят стороной и социологи. Первый вопрос в опросных листах, как правило, традиционный: «Что такое продовольственная безопасность?». Отвечающие, как правило, особо не церемонятся, около 72% ничтоже сумняшеся утверждают: «Чтобы каждый день было что поесть». При этом качество того «что поесть» заботит лишь половину респондентов.
Тем не менее у понятия «продовольственная безопасность государства» есть классическое определение: «Это степень обеспеченности страны экологически чистыми и полезными для здоровья продуктами отечественного производства по научно обоснованным нормам и доступным ценам».
Но не с насыщенного магазинного прилавка начинается продбезопасность. Прилавок вторичен. Первичны пашня и зерно, которое в эту пашню будет брошено, чтобы прорасти новым урожаем. Сегодня же семенной фонд сельхозкультур на 70 - 80% состоит из импортного материала.
Вот тут, на уровне семени, и заканчивается наша продовольственная безопасность. И начинается продовольственная зависимость.