Без Турции и Египта. Чего ждать Ставрополью от потери трети экспорта зерна


Сколько миллионов тонн ставропольской пшеницы уходит за границу и куда отправится новый урожай – выяснил корреспондент «АиФ-СК»
Экспорт ставропольского зерна в Турцию и Египет, по известным причинам, резко сократился. Значит ли это, что край потерял важные рынки сбыта для главного своего сельхозпродукта – пшеницы?
Ставка – на Ближний Восток
«Продажа зерна в эти страны была для нас важна, поскольку в Турцию мы до недавнего времени каждый год продавали до двух миллионов тонн, или четверть от всего произведённого в крае зерна, а в Египет – более 12%, - сообщила начальник отдела растениеводства минсельхоза Ставрополья Елена Тамбовцева. – Но теперь контракты с этими странами заключать не будем. Однако переживать по этому поводу не следует: наша пшеница очень востребована во многих странах мира, и всегда найдутся желающие её купить. Ежегодно отправляем на экспорт 4-5,5 млн тонн зерна».
По данным регионального минсельхоза, сейчас в Турцию и Египет отгружают только проданную ранее пшеницу и другие зерновые культуры. Куда же отправится пшеница нового урожая?
Аграрии Ставрополья намерены собрать 10 млн тонн зерна в 2016 году «В разные страны, в первую очередь – на Ближний Восток, – уточнил первый замминистра сельского хозяйства Ставрополья Василий Егоров. – А также на внутренний рынок. Кстати, до 10% ставропольского зерна ежегодно продаётся именно в России».
Почему «за бугор»?
У Михаила Серкова, руководителя крупного казачьего СХП в Кировском районе, никаких переживаний по поводу утраты турецкого рынка сбыта нет.
«Турция и Египет никогда не были нашими главными заказчиками, – говорит Серков. – Иран и Азербайджан – вот на кого мы в последние годы делали ставку. Кстати, эти страны занимаются и реэкспортом, то есть перепродают нашу пшеницу в другие страны – ту же Турцию».
По данным Серкова, сегодня за границей с удовольствием покупают ставропольскую пшеницу даже не самого высокого класса. Килограмм её стоит сейчас в среднем 10,5 руб., причём как на внешнем, так и на внутреннем рынке.
«Несмотря на то что цена одинаковая, многие мои коллеги предпочитают продавать пшеницу за «бугор», - продолжает Серков. – Причина - в относительной близости международных морских портов к нашему краю и в более удобных условиях поставки нашей продукции за рубеж. Иностранцы зачастую готовы закупать наше зерно большими партиями, чего не всегда можно добиться на внутреннем рынке».
Айдын Ширинов, депутат Ставропольской краевой Думы, в свою очередь, полагает: сейчас – самый благоприятный момент для того, чтобы переключиться с импорта на отечественных покупателей.
«В 2009-м, когда мир потряс первый за последнее время глобальный кризис, в Китае сделали ставку не на экспорт зерна, а на продажу его своим же гражданам, - комментирует Ширинов. – Китайцы тем самым обеспечили продовольственную безопасность своей стране. Думаю, мы должны брать с них пример, потому что «коридор» для экспорта многих российских товаров сужается. Пока цены на зерно на мировом рынке не упали, а недавно даже немного выросли. Но кто гарантирует, что через год или два они не рухнут? А чтобы стимулировать «внутренних» покупателей зерна, государству нужно активнее поддерживать отечественных мукомолов, животноводов, владельцев личных подсобных хозяйств и др.».