Амурские перекупщики накручивают на овощи до 800% цены?


Амурские фермеры обеспокоены ценами в магазинах. Закупочная цена овощей в среднем 5 рублей за килограмм. С прилавков же они уходят уже по 40 рублей. Кому достается немалая прибыль, и почему фермеры не могут работать с торговыми точками напрямую?
Поле в 30 гектаров. И это только капуста. А еще свекла и морковь. Трудятся на трех полях всего 8 человек. Своих односельчан фермер Аркадий Корнеев обеспечил круглогодичной работой. Однако во время посадки и сбора урожая здесь могут подработать еще 20 человек. За 2 года каникурганскому предпринимателю даже удалось обновить свою старенькую технику: купил 2 итальянских трактора, которые и качество продукции улучшили, и условия труда упростили. Только, по словам фермера, сейчас крестьянский труд почти не окупается.
— У нас цены 10-летней давности. Для нас — производителей — ничего не изменилось. Цена складывается у нас рыночная, за сколько купят, за столько мы и продаем, — говорит фермер Аркадий Корнеев.
В этом году фермеры реализуют овощи по 5 рублей за килограмм. На прилавках магазина свекла и морковь лежит уже по 40. Парадокс в том, что продать в магазин свою продукцию напрямую не может ни один фермер области. Между производителем и торговой сетью стоит перекупщик. Он и диктует цену. Причем, как признаются фермеры, приходится продавать свой товар почти даром. В результате прибыль достается перекупщику и магазину.
— Фермеры должны иметь возможность расширения, для этого им нужно сегодня продавать товар не по этим бешено-низким ценам. Сейчас эта цена не окупает их затрат. Фермеры в открытую говорят, если мы имеем возможность дороже продавать товар, то мы посадим не 100 гектаров, а 200. У кого 500 — тот посадит 1 000, — говорит председатель комиссии проекта «Народный контроль» Александр Сакания.
Сейчас основная задача народных контролеров — собрать за круглым столом фермеров, перекупщиков и продавцов. Необходимо повысить закупочную цену, и по возможности, договориться с перекупщиками. Тогда стоимость овощей в магазинах, возможно, станет ниже. Только вот, состоится ли разговор — вопрос открытый.